Телефон справочной службы: (812) 643-48-18
Телефон доверия: (812) 643-48-19 (доб. 8)
Телефон зала ознакомления: (812) 643-48-23
Поиск:
Информация о делах

Главная страница / Альтернативные способы разрешения споров / Медиация

МЕДИАЦИЯ 

Это переговоры, направленные на выработку и заключение взаимовыгодного соглашения о решении общей проблемы с учетом интересов каждого участника. Процессом медиации управляет нейтральный, беспристрастный посредник - медиатор.

 

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О МЕДИАЦИИ

Порядок и особенности проведения процедуры медиации регулируются Федеральным законом от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

После вступления в силу Закона о медиации в ряд законов были внесены поправки. В первую очередь для гарантии конфиденциальности процедуры медиации в ст. 56 АПК введено положение, по которому медиатор не подлежит допросу в качестве свидетеля по обстоятельствам, которые стали им известны в ходе исполнения им своих обязанностей. (АПК РФ ст. 56, п.5.1, ст. 138 п.1, ст. 158 п.2 и 7, ГПК РФ ст.169 п. 1, ГК РФ в ст. 202 п.3), Постановление Пленума ВАС от 18.07.2014г. №50 разъясняет вопросы, касающиеся примирения сторон, в том числе и с помощью процедуры медиации.

По всем вопросам, связанным с процедурой медиации, можно обратиться к медиатору, осуществляющему дежурство в Арбитражном суде города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

 

ОБРАЩЕНИЕ К ПРОЦЕДУРЕ МЕДИАЦИИ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

  1. Обратиться за консультацией к медиатору о возможности урегулирования вашего спора с помощью процедуры медиации.
  2. Подать ходатайство об отложении рассмотрения дела на период проведения процедуры медиации (не более 60 дней)
  3. Выбрать организацию осуществляющую деятельность по проведению процедуры медиации
  4. Заключить договор о проведении процедуры медиации
  5. По завершении медиации заключается медиативное соглашение между сторонами, которое утверждается судом в качестве мирового соглашения по правилам АПК или служит основанием для отказа от иска
  6. Подать ходатайство об утверждении медиативного соглашения в качестве мирового соглашения или отказе от иска

 


Обзор конференции по медиации 16-17 ноября 2007 года

Обзор конференции по медиации 16-17 ноября 2007 года

ТЕПЕРЬ НАЧИНАЕТСЯ САМОЕ ГЛАВНОЕ
 

16-17 ноября 2007 года. Москва. Конференция «Медиация. Альтернативные методы разрешения и их значение в совершенствовании деловой и корпоративной этики»
Вторая международная конференция по медиации, прошедшая в Москве в середине ноября, стала важнейшим событием в российской истории внедрения альтернативных методов урегулирования споров. Возможно, история эта пока еще очень короткая, но теперь у нас есть все поводы говорить именно так, потому что первую страницу этой истории мы явно перелистнули. Прочли все предисловия, все объяснения и аннотации. Узнали о теории вопроса. Теперь начинается самое главное: развитие и становление медиации в России.

НЕМНОГО ИСТОРИИ 

Но все-таки начнем издалека. Итак, международная конференция под названием «Медиация. Альтернативные методы разрешения споров и их значение в совершенствовании деловой и корпоративной этики», открывшаяся 16 ноября в московском «Президент-Отеле», стала уже второй конференцией на эту тему, проходившей в Москве. Первая проводилась два с половиной года назад, и в те времена слово «медиация» еще практически ничего не говорило большинству отечественных юристов и бизнесменов. Однако в современном мире все меняется очень быстро, и с 2005 г. не только само слово вошло в повседневный обиход юридического и бизнес-ообщества. При Российском союзе промышленников и предпринимателей была создана объединенная служба медиации, при ТПП РФ - коллегия посредников. Интерес к медиации стали проявлять многие юристы и адвокаты, возник ряд структур и организаций, и широко пропагандирующих альтернативные методы разрешения споров. В частности, начал активную работу Научно-методический центр медиации и права, который не только содействует интеграции медиации в деловой оборот, но и формирует основу для создания когорты российских медиаторов, обучая основам медиации слушателей юридических школ и предлагая широкий спектр курсов и учебных программ по подготовке медиаторов, с последующей сертификацией и аккредитацией своих выпускников. Появился журнал «Медиация и право. Посредничество и примирение», который вы держите в руках. И, наконец, в Государственную думу был внесен и принят в первом чтении «Закон о посредничестве (медиации)». Все это - далеко не полный перечень событий, произошедших за последние два с половиной года и свидетельствующих о том, что интерес к медиации в России стремительно усиливается.
Вторая конференция, которая была организована Научно-методическим центром медиации и права совместно с Ассоциацией юристов России, еще раз это подтвердила. Ее проведение поддержали Российский союз промышленников и предпринимателей и Торгово-промышленная палата Российской Федерации, Банк «ВТБ», информационное агентство «Гарант», ЗАО «Консультант Плюс», «Российская газета» и издательский дом «Статут». Но главное, что сразу бросалось в глаза, - представительность аудитории, собравшейся на открытии конференции в зале «Президент-Отеля». Здесь присутствовали самые яркие представители юридического и бизнес-сообщества, известные государственные деятели, слушатели курсов по подготовке медиаторов, журналисты, ведущие медиаторы и сотрудники юридических компаний из Европы, Америки, Австралии. Зал был полон и с огром-ным интересом реагировал на выступления отечественных и зарубежных докладчиков, которые в первый день работы конференции продолжались до самого вечера. В перерывах, во время кофе-брейков и фуршета, завязывались оживленные обсуждения и дискуссии.

ОТ СЛОВ - К ДЕЛУ 

Открывая конференцию, президент Научно-методического центра медиации и права Цисана Автандиловна Шамликашвили отметила, что искрений интерес зарубежных специалистов к становлению медиации в России является еще одним свидетельством того, что этот процесс идет в нашей стране очень динамично. За последние несколько лет был совершен настоящий прорыв в этой области - вот почему нынешняя конференция собрала столь многочисленную и представительную аудиторию. И те, кто приехал сюда из других стран, проделали этот путь не только для того, чтобы поделиться своим опытом и чему-то научить российских коллег - но и для того, чтобы почувствовать себя сегодня участниками становления этого института, нового не только для нашей страны, но и для всего мирового сообщества. Поблагодарив всех, кто помог в подготовке форума, и пожелав участникам конференции плодотворной работы, она передала слово советнику Президента Российской Федерации, сопредседателю Ассоциации юристов России Вениамину Федоровичу Яковлеву, подчеркнув, что первым докладчиком является человек, усилия которого во многом способствовали столь быстрому признанию медиации в России.
В своем докладе В.Ф.Яковлев обратился к самым существенным и актуальным вопросам, стоящим на повестке дня. Он коснулся темы правового регулирования медиации, подчеркнув, что сама медиация как процесс и способ примирения не нуждается в регламентации со стороны закона - однако, безусловно, назрела необходимость закрепить в законе право медиатора на свидетельскую неприкосновенность и найти способ правовой регламентации соглашений, заключенных с помощью медиации.
Предпринимательская среда России уже созрела для того, чтобы в полной мере пользоваться этим институтом разрешения споров, и отсутствие на данный момент закона о медиации (проект которого еще рассматривается в Государственной думе) не является здесь серьезным препятствием. Хотя, разумеется, такой закон необходим; и от того, как быстро и в каком виде он будет принят, во многом зависит популярность этого внесудебного метода разрешения споров.
Вслед за В.Ф.Яковлевым на трибуну вышел председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Антон Александрович Иванов. Он сразу подчеркнул, что сегодня судьи в своем большинстве очень хорошо относятся к медиации, отлично понимая ее возможности по досудебному урегулированию споров, и, следовательно, по разгрузке судов от лишних дел. Однако сами стороны спора слишком часто не придают медиации должного значения. Отчасти это связано именно с отсутствием гарантий по выполнению соглашений, достигнутых в ходе медиации. Этот факт тем более важен, что даже судебные решения выполняются сторонами далеко не всегда. Здесь сказывается отсутствие этических оснований, заставляющих стороны выполнять свои обязательства - и пока бизнес-этика не пройдет период своего становления, пока безнравственный поступок в этой области не воспринимается предпринимателями как серьезный риск, ведущий к осуждению партнерами, к утрате авторитета и позиций на рынке, о всеобщей популярности медиации говорить еще рано. Но, с другой стороны, именно этот метод во многом может изменить ситуацию, оказав влияние на формирование бизнес-этики. Для этого медиацию следует на первом этапе внедрять там, где она может быстро прижиться уже сегодня - используя ее для разрешения споров публичных компаний, которым в первую очередь важно сохранение репутации. Например, медиация вполне приживется сегодня в крупных акционерных компаниях, представленных на фондовых рынках. Для таких компаний сохранение репутации является очень важным и влияющим на уровень капитализации фактором, поскольку падение авторитета здесь автоматически приводит к падению стоимости акций. Возможно, сегодня медиация может быть востребована и при разрешении налоговых споров. А, прижившись в этих областях правового поля, став естественной потребностью сторон, очень скоро она найдет применение и при разрешении многих других конфликтных ситуаций в предпринимательской сфере.

МЕДИАЦИЯ И БИЗНЕС 

Следующий докладчик, начальник Экспертного управления Президента РФ Аркадий Владимирович Дворкович, сфокусировал внимание собравшихся на законопроекте, который сейчас рассматривается в Государственной думе. По его мнению, этот закон, хотя и нуждается в некоторых доработках, уже сегодня достаточно качественный - и способен подчеркнуть и утвердить правовое значение медиации. Что же касается области, в которой медиация может найти сегодня актуальное применение, то, возможно, ею станет деятельность саморегулируемых организаций, закон о которых недавно был принят в первом чтении. В упомянутом законопроекте о саморегулируемых организациях уже предусмотрено разрешение споров третейским судом, но применение здесь медиации по меньшей мере не менее обосновано. Вполне уместным видится сегодня применение медиации и в налоговых спорах, и в тарифном регулировании, и в случаях таких коммерческих споров, в которые вовлечено сразу несколько субъектов. Но для того, чтобы медиация нашла широкое применение, необходимо создать корпус профессиональных медиаторов и сформировать для них стандарты. И этим при поддержке государства должны заняться независимые частные организации.
Затем слово было предоставлено президенту Российского союза промышленников и предпринимателей Александру Николаевичу Шохину, который, в частности, подчеркнул роль медиации во внутрикорпоративных отношениях, где, по его словам, она способна разрешать многие споры мгновенно, при самом их возникновении. После докладчик коснулся еще одной актуальной темы, не раз поднимавшейся на конференции: вопроса о возможности введения обязательной досудебной медиации по ряду споров (как это практикуется в судах Великобритании). Обязательность медиационных процедур в досудебном разбирательстве, по мнению президента РСПП, была бы вполне уместна и в России. Что же касается законопроекта, который сегодня рассматривает Государственная дума, то он имеет еще ряд существенных недостатков, в частности особенно тревожным фактом является отсутствие требований к квалификации медиатора. Этот пункт особенно важен, поскольку звание медиатора могут использовать в своих целях случайные и недобросовестные люди, и даже уголовные элементы.
После этих четырех выступлений собравшимся было зачитано приветствие полномочного представителя Президента в Центральном федеральном округе Георгия Сергеевича Полтавченко, в котором он подчеркнул важность внедрения медиации в отечественное правовое поле, отметив неоспоримые достоинства этого метода разрешения споров.
Затем на трибуну был приглашен первый из зарубежных гостей, приехавших на московскую конференцию, доктор Хайнц Бамбергер, министр юстиции земли Райнланд- Пфальц (ФРГ), который рассказал собравшимся о судебной медиации в Германии. Он особо отметил главные достоинства медиации: она позволяет учитывать все интересы и потребности, стоящие за спором, она экономична и гибка. Вот почему за последние годы этот метод начал практиковаться фактически во всех немецких землях, причем медиация здесь происходит параллельно с судебным разбирательством, которое приостанавливается для проведения этой процедуры. Успех, по словам докладчика, весьма велик - до 80 % споров заканчивается примирением сторон. Особенно ощутимы плоды медиации при урегулировании бракоразводных процессов, где она применяется уже с начала 1980-х гг..
Сегодня существует целый ряд моделей судебной медиации (например, Кохемская, по названию одноименной земли, которая чаще всего применяется в области ювенальной юстиции и используется с участием судей, адвокатов, членов комиссии по надзору за несовершеннолетними, или модель интегрированной медиации, при которой сами судьи применяют во время процесса медиативные техники).
Да, судьи в Германии все чаще стремятся к овладению азами медиации поскольку этот метод очень хорошо себя зарекомендовал, и им уже трудно отказаться от тех возможностей, которые предоставляют медиативные техники в судебных процедурах.
Кроме того, знание основ медиации позволяет судьям компетентно рекомендовать ее сторонам.

ЗАКОН, КОТОРЫЙ МЫ ВЫБИРАЕМ... 

После этого доклада место на трибуне занял Владимир Борисович Исаков, вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ, который вновь вернул собравшихся к российским реалиям, напомнив им о нелегкой судьбе законопроекта «О примирительной процедуре с участием посредника (медиации)». По его словам, основная проблема этого законопроекта заключалась в том, что он продемонстрировал фактическую невозможность прямого транслирования «модельного» международного закона о посредничестве в российское законодательство. Особенно много вопросов возникает по поводу связи посредника с коллегиями, о степени государственного контроля над посредниками и о возможности нотариального заверения мирного соглашения, достигнутого в ходе медиации. Немало споров вызывает и правовой иммунитет медиатора, в котором некоторые видят лишнюю возможность для ухода от правосудия лиц, совершивших правонарушения.
Закон о медиации, как и любой законопроект, напрямую относящийся к сфере профессиональной деятельности, вызывал среди докладчиков самые разные мнения и эмоции. Председатель Комитета Государственной думы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Николаевич Плигин, к которому перешло слово, выразил свое мнение о том, что «в целом законопроект нравится всем», и, хотя вернуться к его рассмотрению Государственной думе (в новом составе) удастся лишь в январе 2008 г., необходимость его скорейшего принятия давно назрела. Только в минувшем году в России прибавилось 1 200 мировых судей, но и они не справляются с судебной нагрузкой, которая растет опережающими темпами. И если сам закон еще рождает немало споров, то следует помнить, что его принятие является в какой-то мере символическим актом: этим законом мы как бы сигнализируем обществу о том, что государство - на стороне бизнеса. Отвечая на вопросы зала, Владимир Николаевич решительно не согласился с предложением расширить сегодня действие медиации на суды общей юрисдикции и споры в области уголовного права, отметив, что там пока слишком вероятны злоупотребления: они и без того нередко происходят, в частности в спорах по ДТП, когда договоренность (и деньги, которые выплачивает нарушитель пострадавшему) не адекватны общественной опасности проступка. Обязательную досудебную медиацию (по британскому образцу) в России тоже сегодня вводить еще рано - так же, как преждевременно в полной мере обращаться к немецкому опыту и делать судью участником медиационной процедуры. Главная же функция, которую должен выполнять рассматриваемый закон, - защитить права медиатора и подтвердить легитимность самой процедуры медиации.
Последним в первой части конференции выступил еще один зарубежный специалист, директор британского Центра эффективного разрешения споров (CEDR) доктор Карл Маки, доклад которого носил красноречивое название: «Сила медиации». О том, в чем заключается эта сила, было сказано кратко и исчерпывающе: в расширении доступа к правосудию, в гибкости, в возможности выбора. Столь же красноречивы были и факты, рисующие панораму применения медиации в Англии. По словам доктора Маки, сегодня не мало британских адвокатов стремятся получить новое образование и стать медиаторами, чьи ряды также пополняют судьи в отставке. Медиация востребована в английском обществе, поскольку она зачастую предлагает быстрые и безболезненные решения. Это, конечно, не волшебная палочка, но это важнейший инструмент в обойме других инструментов, направленных на разрешение любого спора. Затем последовали вопросы из зала, обращенные к выступавшим. Среди прочих горячие споры вызвал уже поднимавшийся многими участниками конференции вопрос о необходимости обязательной досудебной медиации. По мнению одних, это противоречило бы свободе выбора сторон, а, значит, было бы противно самой сущности медиативной процедуры. Другие полагали, что подобный вариант в некоторых областях права вполне применим и для России. Карл Маки, внимательно следивший за ходом дискуссии, в конце концов, не удержался и высказал свое мнение: «В США и в Англии существует обязательная досудебная медиация, иначе крайне трудно сделать эту процедуру популярной. Добровольной она может стать лишь тогда, когда к ней привыкнут. Ведь труднее всего заставить спорщиков начать диалог, а обязательная медиация их к этому подталкивает. И у нас в Англии спорщики стали рассматривать медиацию всерьез лишь тогда, когда за отказ от нее начали накладывать штрафы». Но годится ли британский рецепт для России? Этот вопрос остался пока открытым, и, видимо, для окончательного ответа на него еще потребуется немало времени.

СУДЬИ В ОЖИДАНИИ МЕДИАЦИИ 

Во второй части пленарного заседания слово чаще переходило к зарубежным специалистам, однако началось все с доклада заместителя председателя Высшего Арбитражного Суда РФ Татьяны Константиновны Андреевой, которая вновь обратилась к теме взаимодействия медиации и судей. По ее словам, преимущества медиации, которые видит любой судья, состоят не только в уменьшении нагрузки на суды. Дело в доступности и эффективности правосудия, которые дает этот метод. Однако здесь существуют чисто практические проблемы. Возможно, многие судьи сегодня не станут вводить медиацию в действие, поскольку над ними «нависают» сроки рассмотрения дел, и им просто некогда тратить лишнее время на работу со сторонами, в том числе на примирительные процедуры. И это надо иметь в виду. И второе, что сегодня может удержать судью от рекомендации сторонам примирительной процедуры - это соблюдение принципа независимости и беспристрастности. Этот принцип порой заставляет судей вести себя очень осторожно - чтобы не дать повод к своему отводу. Но если бы у суда было больше возможностей самому выполнять функции посредника, возможно, судьи относились бы к медиации серьезнее и смелее. По окончании этого доклада слово перешло к доктору Хорсту Циллесену, хорошо известному читателям нашего журнала по циклу публикаций о разрешении сложнейшего спора вокруг Венского международного аэропорта. Этот случай, ставший классическим образцом применения медиации в многосторонних конфликтах, послужил отправной точкой его доклада «О медиации как форме участия граждан в современной демократии». По словам доктора Циллесена, до сих пор гражданское общество редко напрямую вмешивалось в политическую жизнь, хотя и напрямую зависело от политических решений.
Однако все меняется. Государство сегодня все чаще наталкивается на сопротивление граждан в случае необоснованных и не взвешенных решений властей. И медиация - это новая форма преобразования подобной активности граждан в реальный социальный капитал. Она открывает новую форму политического диалога между гражданами и государством. По мнению докладчика, нам сегодня нужны новые методы нахождения консенсуса, которые, признавая право на индивидуальность, создают комфортные условия для жизни людей в обществе. Медиация является именно таким методом. И, что не менее важно, она может стать своего рода шансом для включения людей в политическую активность, что ведет к укреплению в обществе демократических институтов.
Вслед за доктором Циллесеном слово взяла представитель Совета Европы Мария де Консечайо Оливейра. Она рассказала об эксперименте, проводимом ею в Португалии, в рамках которого в некоторых судах созданы так называемые «центры по разрешению споров». По мнению докладчицы, в ближайшем будущем, по мере развития АДР (поскольку время диктует все большее широкое обращение к этим методам), подобные центры, в которых сторонам предлагается самостоятельно выбрать наиболее приемлемую для них процедуру разрешения спора, придут на смену обычным судам. Мария де Консечайо Оливейра также рассказала собравшимся о рекомендациях, которые в ближайшее время будут приняты Советом Европы. Суть этого документа в том, чтобы сделать медиацию более известным и доступным методом, - а для этого недостаточно одного лишь изменения в законодательствах. Необходимо, чтобы все заинтересованные стороны в той или иной стране содействовали распространению медиации. Возможно, эти рекомендации окажутся полезными и для российских коллег, - такими словами Мария Оливейра закончила свое выступление, уступив трибуну одной из них: профессору, доктору юридических наук, председателю Арбитражного суда Свердловской области Ирине Валентиновне Решетниковой.
Подробно с позицией, которую занимает Ирина Валентиновна (и которую она выразила в своем докладе) наши читатели смогут ознакомиться, прочитав интервью, опубликованное на страницах этого номера журнала. Но вот некоторые тезисы ее выступления, которые прозвучали почти афористично: у каждой стороны в суде - своя правда, но «чем больше выиграно споров, тем больше потеряно друзей»; многие механизмы судопроизводства стимулируют примирение, но миром заканчивается лишь 6 % споров...
Следующим докладчиком, вышедшим на трибуну, стала известный медиатор из Австралии, доктор Надя Александр. Ее доклад был посвящен особенностям транскультурной медиации, но в нем она невольно коснулась самой злободневной для России темы - регламентации медиации законом. Оказывается, в Австралии еще десять лет назад решили не принимать общий закон о медиации - а вместо этого принять предписания об обязательной медиации в отдельных областях. Какой же результат подобные, только «предписывающие» поправки, дали Австралии? По словам докладчицы, теперь, спустя десять лет, «вы найдете медиацию в каждом суде, и не только в тех областях, где она предписана. Причем если раньше большинство граждан обращалось к медиации по предписанию суда, то теперь это стало естественным движением, - до или вместо обращения в суд». Еще один аргумент в пользу «обязательной медиации» по английскому образцу? Возможно, что и так. По крайней мере, следующий докладчик, председатель Арбитражного суда города Москвы Олег Михайлович Свириденко, кажется, не стал бы категорически возражать против подобной практики. По его словам, время теоретических разговоров давно прошло, и сегодня медиация уже необходима судам как воздух. Поэтому следует максимально ускорить принятие закона о медиации. Судьи буквально задыхаются в бумажном делопроизводстве. Только за минувший год в Московском арбитражном суде было рассмотрено свыше 60 000 дел, и 80 % из них могли бы без лишней волокиты закончиться быстрым примирением сторон. Но беда еще и в том, что сами стороны не всегда понимают выгоды быстрого примирения.
Что же касается закона, там разве что плохо прописана ответственность посредника, и не достаточно четко решено, как утверждается мировое соглашение. Так же неясен вопрос о вознаграждении медиатора - отвечает ли он этими деньгами в случае признания в суде соглашения недействительным? Но, в сущности, все это уже частности, а серьезных возражений по поводу рассматриваемого сейчас в Думе законопроекта нет, и следует сделать все, чтобы он как можно быстрее был принят..
.

ОБЩИЙ ПЛАН 

Два последних докладчика, завершивших работу конференции, перевели тему разговора о медиации на более общий план, соответствующий международному характеру форума. Первым из них стал практикующий медиатор, доктор Филлип Хауэлл-Ричардсон, сделавший доклад на тему «Какие навыки необходимы, чтобы быть медиатором». Но, в сущности, это был не совсем доклад, а своего рода увлекательная сага, то лирически, то остроумно повествующая о герое-медиаторе и о достоинствах этого метода внесудебного разрешения споров.
...Как начать комуникацию? Как снять «заборы» между людьми? Для этого медиатор читает эмоции. Все самое важное происходит в течение первых пяти минут встречи между спорщиками и медиатором, который является «хранителем и наставником интересов сторон». Медиатор должен не только понимать спорщиков, но и выражать свое понимание, чтобы помочь им лучше осознать свою позицию...
«В тени закона, или под сенью закона - спорящие сами решают свой спор», - такими почти поэтическими словами закончился этот необычный доклад. И, наконец, заключительным выступлением, которое вывело тему медиации на воистину всепланетный уровень, стал доклад доктора Томаса Хеншеля «Медиация в международных правительственных переговорах». Речь шла о том, что национальные государства в рамках глобализации сегодня уже не могут с помощью закона решить все свои проблемы. Например, изменение климата - каким законом его остановишь?
Демократизация захватывает все большую часть планеты, но перед людьми встают теперь транснациональные вызовы. И здесь можно найти эффективное решение лишь с помощью диалога, ориентированного на консенсус. В качестве примера докладчик привел Евросоюз - уникальное образование, в котором государства передали часть властных полномочий центральному органу. Но задачи председателя Евросоюза - обеспечить диалог и взаимопонимание между 27 государствами. Что тут может сделать медиация? Оказывается, многое. Посредники весьма часто используются здесь в процессе принятия решений, касается ли это текущих экономических проблем или экстраординарных ситуаций, вроде угрозы птичьего гриппа. Искусство посредника тут особенно важно, поскольку участники споров представляют разные языки и культуры. И посредник (как правило, представляющий страну или организацию, не участвующую в споре) использует средства из арсенала медиации. Интересно, что сами политики, вовлеченные в процесс медиации, в конце концов, начинают иначе смотреть на вещи, - и таким образом медиация вносит свою лепту в построение гражданского общества «сверху», делая более толерантными тех, от кого зависит принятие глобальных решений.
На этой высокой ноте, не оставляющей сомнений в огромных возможностях медиации, закончился первый день работы конференции, после которого в коридорах «Президент-Отеля» еще долго продолжалось обсуждение услышанного, высказывались мнения, затевались споры... Потому что наступает такое время, когда споры между медиаторами тоже возможны и даже необходимы.
журнал "Медиация и право" (№ 4(6) декабрь 2007)

Источник: http://www.arbitr.ru/as/vas/smi/18438.html 

Назад в раздел | На главную

Разработка сайта: АО «Кодекс»

Rambler's Top100
Яндекс цитирования
Сайт работает под управлением системы: